«Моя семья сейчас в Киеве, в плей-офф пытался сохранять голову холодной». Ткачев — о медалях «Трактора» и Олимпиаде

Владимир Ткачев — один из самых титулованных игроков этого хоккейного сезона.

Владимир Ткачев  — один из самых титулованных игроков этого хоккейного сезона. В феврале он дошел со сборной России до финала Олимпийских игр, а вернувшись из Пекина, добрался с «Трактором» до финала конференции Кубка Гагарина, за что причитается бронза. А еще форвард челябинцев родом из Днепропетровска, что в нынешние времена нельзя игнорировать.

—  В вашей карьере был чемпионский сезон. Нынешний сезон получился насыщенный, но со сборной  — серебро, с клубом  — бронза. Как вы воспринимаете такие результаты?

—  Любая медаль  — это хорошо. Что-то  — да, выиграли. Понятно, что не первое место, но везде чего-то не хватило. Там в финале, здесь  — в полуфинале. В любом случае это огромный опыт. Даже проиграть в большом матче бывает полезно.

—  А в Пекине ощущалось, что это большой матч? Учитывая все ограничения и небольшое количество зрителей на трибунах.

—  От этого  же значимость матча не меняется, правда? Финал Олимпиады есть финал Олимпиады.

—  Что вам было обиднее: финнам проигрывать или пропускать за 15 секунд до конца от «Металлурга»?

—  Все-таки поражение от финнов  — самое чувствительное в этом сезоне. Но уже ничего не сделаешь.

—  Согласны, что весь олимпийский турнир сборная России двигалась к тому, чтобы играть как финны?

—  Да не сказал бы. Возможно, у каждой сборной есть что-то схожее: канадцы похожи на американцев, мы  — на финнов, шведы  — на нас. Сейчас все сборные подмечают сильные стороны друг друга. У финнов тоже есть чему поучиться, мы от них определенно что-то взяли.

—  Вы сами получали удовольствие от того хоккея, в который сборная России играла на Олимпиаде?

—  Да-да, конечно.

—  Антон Слепышев после турнира жестко прошелся по всем критикам. Но ведь критиковали в основном не игроков, а стиль игры команды. Вы осознаете, почему людям это могло не нравиться?

—  Люди привыкли смотреть зрелищный хоккей с обилием голов и нестандартными решениями. Мы  же играли где-то попроще. Упор был на надежность. Возможно, не так зрелищно играла сборная России. Но вспомните игру с чехами  — там был другой хоккей. Заметьте, на Олимпиаде не было ни одного разгрома. А словаки? Никто не мог представить, что они займут третье место. Поэтому все команды более-менее равные, особенно физически. И все решают детали.

—  На Олимпиаде все команды играли в примерно одинаковый хоккей. То  же самое можно сказать про  КХЛ . Не кажется  ли вам, что «Магнитка», с которой вы бились в финале конференции, стоит особняком?

—  Они старались играть через пас. Если кто-то ошибся, то не начинают закрываться и перестраховываться. Идут своей дорогой и стараются играть в комбинационный хоккей. Посмотрим, как это сработает в финале. Противостоять им будет очень системный соперник.

—  Вам не хотелось  бы играть в хоккей, который проповедует «Металлург»?

—  В каких-то моментах  — да, есть чему у них поучиться.

—  Мне показалось, что с Потаповым и Основиным, в звене с которыми заканчивали серию, вам было некомфортно. Все-таки это игроки более разрушительного плана, немного не вашего формата.

—  Не сказал бы. Обе игры, которые мы провели вместе, команда проиграла. Тем не менее по содержанию все было неплохо. Очень много моментов создали, больше, чем было до этого. Я специально пересматривал эти игры.

—  Насколько не хватало Тему Пулккинена?

—  Тему определенно нам  бы помог и в большинстве, и в равных составах. У него отличный бросок.

—  У Пулккинена довольно неприятная, где-то даже жуткая травма. Как на нее отреагировала команда?

—  Главное, что он сам к этому отнесся максимально профессионально. Не было ощущения, что что-то произошло. Тему будто не замечал этой травмы, был готов выходить на лед и помогать нам, но его состояние это не позволяло.

—  «Трактор» на протяжении сезона консультировал Сергей Гончар, который на Олимпиаде работал и в тренерском штабе сборной России. Было  ли что-то общее в игре двух команд, что привнес именно он?

—  Все-таки Олимпиада  — это краткосрочный турнир. Мы уделяли внимание конкретным деталям. Все менялось очень быстро. В клубе ты все-таки проводишь весь сезон, из-за этого строишь стену постепенно.

—  Каково вам было провести несколько недель с людьми с фамилиями Жамнов, Федоров, Гончар?

—  Огромный опыт! Очень много для себя узнал. Они уделяли внимание деталям. Эти тренеры немного по-другому смотрят на игру. Их хоккей предельно плотный.

—  Для вас турнир шел по восходящей, в том числе касаемо звеньев. С чем сейчас, по прошествии двух месяцев, связываете прогресс по ходу Олимпиады?

—  Изначально я хотел просто попасть на турнир, помогать команде. Как минимум своим старанием. Потом так получилось, что тренеры доверяли. Плюс ко всему набрал физическую форму после болезни.

—  Сейчас сборная России отстранена от чемпионата мира и других международных турниров. Можете допустить, что на Олимпиаде в Пекине вы в последний раз сыграли за национальную команду?

—  Тогда, конечно, никто об этом не думал. Сейчас осознаешь и понимаешь, что неизвестно, когда еще мы вернемся на международную арену.

—  Это удар?

—  Конечно. Я считаю, что да. Это удар по всему российскому спорту. Многие спортсмены живут только ради этих международных турниров.

—  Согласны, что играми с белорусами это не заменить?

—  Да. Сборная Белоруссии  — нормальная сборная, но это не то. Сама атмосфера, ажиотаж накладывают отпечаток. Помимо уровня игроков, которые приезжают на чемпионаты мира и Олимпийские игры.

—  Сейчас никто не понимает, в каких составах будет играть сборная России с белорусами в Туле и Санкт-Петербурге. С вами из штаба сборной кто-то связывался?

—  Насколько я знаю, туда молодые ребята поедут. В том числе из «Трактора». Я  же собираюсь в отпуск.

—  Есть  ли у вас объяснение, почему легионеры «Трактора» остались с командой до конца плей-офф, а у того  же «Салавата Юлаева» в полном составе Россию покинули?

—  Прежде всего это заслуга руководства. Они смогли уверить ребят, что те попадут домой, клуб о них позаботится. Был хороший диалог. Легионеры и сами понимали, что есть хорошая возможность пройти далеко, что-то выиграть.

—  Шимон Грубец в своем интервью говорил, что с начала событий на Украине сидел в раздевалке с телефоном, только и делая, что обновляя новости. Как было в раздевалке «Трактора»?

—  Какой-то ажиотаж, наверное, был в первое время. Никто не знал, что будет дальше, все сидели в телефонах, не только иностранцы.

—  Не секрет, что вы родом с Украины. Кто-то из родных остался там?

—  Да, семья сейчас в Киеве.

—  Насколько получается поддерживать с ними общение?

—  Мы постоянно на связи.

—  Удавалось оставлять голову холодной на фоне всего происходящего?

—  Да, я старался. Не могу сказать, что мне в плей-офф что-то мешало, не хочу искать оправданий. Главное, что все в порядке с моими родными. А значит, и я сам в порядке. Можно сказать, что они в относительной безопасности.

Источник - sport24

Комментарии (0) Оставить комментарий Цитировать осталось 1000 символов Подписаться на уведомления о новых комментариях Найти Интересное

Последние новости

В Челябинской области стартовала приёмная кампания в колледжи федерального проекта «Профессионалитет»

В России стартовала приёмная кампания в колледжи и техникумы федерального проекта «Профессионалитет».

Алексей Текслер и гендиректор Ростеха обсудили перспективы сотрудничества

Губернатор Алексей Текслер и генеральный директор Ростеха Сергей Чемезов посетили копейский завод «Пластмасс», входящий в состав госкорпорации и отмечающий 85-летний юбилей.

ПРОЕКТ ПОВЕСТКИ ЗАСЕДАНИЯ КОМИССИИ №78 ОТ 21.06.2024

ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ ПОВЕСТКА ЗАСЕДАНИЯ (проект) 21 июня 2024 года начало в 16 часов 00 минут № 78 1.

Card image

Предположение, что российскую валюту тянут вниз проблемы с конвертацией индийских рупий

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *